?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

С романом Екатерины Роженко я познакомилась, будучи в жюри Первой Всеукраинской литературной премии им. Александры Кравченко (Девиль). Это было первое произведение, прочитав фрагмент которого, я сразу попросила роман целиком. Не потому, что не уверена была, как его оценить, а потому, что очень хотелось знать: что дальше.


Роман «Окрыленные сталью» относится к направлению фентези, порицаемому многими, возможно, из-за кажущейся оторванности от реальности. И это немудрено, потому что уж слишком многие авторы поспособствовали дискредитации этого направления, расплодив бесконечный массив текстов о похождениях эльфов и вампиров, а также рыжих ведьм, неумело списанных с неповторимой Вольхи.
И все-таки, несмотря на то, что миры фентези – плод фантазии автора, в хороших произведениях всегда будет очень много реальности, и в первую очередь это психологическая достоверность образов.
Чем хороши другие миры? Именно тем, что у автора есть возможность поставить своих героев в такие ситуации, аналогичные которым в нашем мире «создать» не то, чтобы сложно – будет либо белыми нитками шито, либо совершенно неярко и неинтересно читателю. А так под яркой оберткой волшебства – знакомые многим переживания, решения и поступки. И мастерство автора в том, чтобы читатель забыл, что мир – чужой, и герои – лишь персонажи придуманной истории, а верил происходящему от первой и до последней строчки.
Мир романа «Окрыленные сталью» во многом похож на наш, в нем нет как таковой магии, и уж подавно никаких эльфов и гоблинов. Этот мир – живой, и во время чтения не возникает никаких сомнений в том, что он действительно существует.
Герои покоряют сразу, увлекая за собой своими историями, переживаниями и поступками, не давая возможности оторваться от чтения. Леди Селестина с ее признательностью погибшему мужу, проявленной во время нападения на обоз храбростью, ее мыслями, метаниями и сомнениями, и неожиданной влюбленностью (не любовью, как мне показалось), порожденной жаждой отогреть сердце после долгих печалей и страхов, понятна любой читательнице. Ее нельзя назвать чересчур принципиальной или, наоборот, ветреной – нет. Она – живой человек, в котором есть всего по чуть-чуть, но чего-то больше, а чего-то меньше.
Обманчиво-романтичный образ Хельсарда раскрывается очень постепенно, и каждый раз – с неожиданной стороны. Сперва Арнелл похож на героя рыцарского романа, юношу, для которого преданность господину – превыше всего, кроме, наверное, любви к прекрасной даме. И любовь эта вот-вот расцвет в его юном сердце... Но понемногу в образе молодого оруженосца появляются нотки, которые разбавляют этот ореол романтизма. Мы замечаем, что его отношение к господину далеко от настоящей преданности, словно молодой человек находится именно там, где ему удобно, и делает все, даже то, что ему лично не нравится, с оглядкой на некий расчет, некую, пусть и нематериальную, выгоду. И в финале романа мы видим Хельсарда Арнелла – расчетливого и хладнокровного, плетущего, как паук, свою паутину, и напрямую связанного с серыми кардиналами этого мира. Одновременно – в снах и видениях Арнелла – присутствуют намеки на то, что настоящие испытания и окончательный выбор у этого героя еще впереди.
С первых строк очаровывает образ барда Джанти. Он настолько многогранный и правдивый, что сразу же становится центральным, затмевая Селестину, к которой читатель успел привязаться, отвлекая от Хельсарда. Именно за ним хочется следить, именно в его душу заглядывать. Так и хочется сказать некоторым любителям бардов и менестрелей: вот, смотрите, как надо! О Джанти можно сказать и написать много, потому что именно этот образ раскрыт полностью, от начала и до конца. И тому есть причины (я не хочу их здесь указывать, чтобы не раскрывать интригу читателям). Так как представленный на конкурс роман является первой частью дилогии, то у остальных героев есть еще шанс получить дополнительные штрихи к своему портрету, а то и раскрыться совершенно с неожиданной стороны.
Не менее интересным и гораздо более загадочным является образ сэра Гисланда, брата Селестины. Сначала мы видим его как человека, пожертвовавшего счастьем сестры ради личных амбиций, и готового, видимо, с легкостью пожертвовать и ее, и чьей-либо еще жизнью в борьбе за власть. Однако позже приходит понимание, что движет им далеко не честолюбие и алчность, и что, бросив вызов высшим силам, сэр Гисланд, возможно, был вынужден забыть о привязанностях и морали, потому что в масштабе происходящего смерть сотни и даже тысячи человек – ничто, если в результате миру будет дан шанс на выживание. И я очень надеюсь, что во второй книге нам все же удастся немного заглянуть в душу и мысли этого пока закрытого от читателя героя.
В мире романа есть свои тайны, высшие силы, хранители и наблюдатели, свои законы... Но все равно люди остаются людьми, настоящими людьми, с достоинствами и недостатками, мыслями и переживаниями. Не выдуманными, а живыми. Причем это относится не только к главным, но и к второстепенным персонажам, которых я не упомянула. Сюжет и интрига закручены так лихо, что остается только следовать за повествованием, строить предположения, не заглядывая при этом далеко вперед, потому что предсказать ход событий практически невозможно. Когда автор сможет представить на суд читателей вторую книгу «Окрыленных сталью», я обязательно ее прочитаю.
А еще очень хочется, чтобы, несмотря на обилие похожих друг на друга книг об эльфах, ведьмах и волшебных школах, которые сейчас не только пишутся, но и издаются в огромном количестве, роман «Окрыленные сталью» нашел не только своего читателя, в чем я почти не сомневаюсь, но и издателя.

Страничка автора на "Самиздате".



 

Календарь

Февраль 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   
Разработано LiveJournal.com